arrowright arrowright

Петровский парк

02.08.2017
Мария Ватутина,
выпускающий редактор журнала «ПРАВОсоветник»,
член Союза писателей Москвы, лауреат Бунинской, 
Тютчевской и других международных литературных премий

    «…Вот, окружен своей дубравой,
Петровский замок. Мрачно он
Недавнею гордится славой…»
А. С. Пушкин, «Евгений Онегин»

Наполеон пробыл в Кремле недолго. Москва уже горела, Кремль был объят пожаром, продовольствие подвозить туда было невозможно. Император принял решение переехать в путевой или «подъездной» Петровский дворец. Он сохранился с тех пор в первозданном виде.

Однако есть серьезное препятствие для того, чтобы попасть в сам дворец. В нем сейчас расположен дорогой отель. Но экскурсии внутрь все-таки проводятся отдельными туристическими фирмами, которые можно найти в Интернете.
А вот в Петровский парк, расположенный вокруг дворца и не менее исторически ценный, попасть можно легко.  Дворец и парк расположены на Ленинградском шоссе, круглое здание, построенное из красного кирпича с белым орнаментом, выделяется в зеленом убранстве парка.
Издавна дорога на Тверь была важнейшим путем, связывавшим Москву с Волгой. В 1703 году был основан Санкт-Петербург, и этим все сказано — дорога, связывающая две столицы России — это, думается, первая по значимости дорога страны, во всяком случае трасса особого статуса. 
Подмосковные земли в этой части издавна принадлежали ямщикам Тверской-Ямской слободы, здесь были пахотные поля и несколько небольших сел. Село Петровское-Зыково принадлежало Высокопетровскому монастырю, основанному по преданию еще при Иване Калите в 1326 году. Первое упоминание об этом монастырском владении относится к 1498 году, когда в межевой грамоте определены границы владения и прилежащих сел.
В 1682 году на территории монастыря были захоронены братья царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной, матери Петра I, Иван и Афанасий, убитые во время стрелецкого бунта. И поэтому, когда Петр I стал царем, царица-мать начинает в полную силу помогать монастырю. В это время появляется первое известие о сельце Петровском. В переписной книге 1704 году читаем, что оно появилось после 1678 года, и в нем числятся «двор монастырский, в нем мирских людей жителей никого нет; двор скотной, а в нем живут служебники для работы в трех избах», а за «двором» еще четыре двора служебников (работников, которые служили за жалование). Всего в селе проживало тридцать два человека. В 1764 году земли и крестьяне перешли в государственное владение, но монастырский двор остался за прежними владельцами. Крестьяне работали извозчиками, платя оброк.
В 1774 году после народных гуляний, которые устроила Екатерина II по случаю Кючук-Кайнарджийского мира, она заказала архитектору Михаилу Казакову строительство каменного дворца у села Петровское-Зыково на землях Высоко-Петровского монастыря. 
Почему историю создания Петровского дворца предваряет упоминание о Кючук-Кайнарджийском мирном договоре? Этот договор явился завершением второй (1768—1774) из шести русско-турецких войн XVIII—XIX веков, которые Россия вела за выход к Черному морю и обладание Крымом. Договор не только принес России выход к Черному морю и протекторат над Крымом. России переходили города Керчь, Еникале, Кинбурн, Кабарда. Кроме того, она получила право строительства военно-морского флота на Черном море, и ее торговые корабли могли беспрепятственно проходить через проливы. Этой славной победе русского оружия и были посвящены гуляния на Ходынском поле или, как его тогда называли, Ходынском лугу. 
Для проведения празднеств Екатерина заказала придворному архитектору Василию Баженову построить на Ходынском поле город-театр. Само поле представляло собой аллегорию Черного моря, павильоны носили имена крепостей — мест военных сражений, увеселительные сооружения изображали отвоеванные города.
Поскольку Екатерине очень понравилось все, что она увидела на празднике, включая сооружения, Петровский дворец по ее повелению был спроектирован в «турецком стиле», как и павильоны торжеств на Ходынском поле. Есть также предположение, что прообразом дворца был взят Храм Святой Софии в Константинополе, но в  XVIII веке это уже Стамбул — столица Османской империи. 
В 1777 году было закончено сооружение стен главного корпуса, а через год в нем уже шли отделочные работы, завершившиеся в основном к 1783 году. Двери второго этажа и все шестнадцать дверей нижнего Круглого зала были украшены медальонами. Внутренние и наружные украшения дворца выполнил мастер Иоганн Юст. Центральный трехэтажный корпус дворца, увенчанный куполом, окружали флигеля в виде крепостных стен с башнями, напоминавшие турецкие минареты. Фасад с главным входом был обращен к Санкт-Петербургской дороге, второй вход — к парку.
Но внутренняя планировка походной императорской резиденции была выдержана в классическом стиле. 
В барабане высокого купола центрального Круглого зала были устроены стрельчатые окна. Свет, проникавший через них, придавал воздушность и легкость всему помещению. Были предусмотрены четыре зала для проведения церемониалов. Построена парадная внутренняя лестница с позолоченной лепниной и портретами царей.
Но Екатерина II остановилась во дворце лишь однажды в 1787 году, когда она решила, что любящий ее народ не составляет опасности и отослала всю охрану и свиту, чтобы побыть одной. На подступах к дворцу образовалась давка, напугавшая ее.
В 1797 году на въезде в старую столицу, где короновались и венчались все царские особы,  перед своей коронацией остановился император Павел I. С тех пор традиция остановки перед коронованием в Путевом дворце прижилась среди Романовых.
4 сентября 1812 года Наполеон со своими придворными и штабом выдвинулся из Кремля, да собственно и из Москвы в Петровский дворец. Известно, что сначала проводник специально завел их в Арбатские переулки, которые пылали. Солдаты французской армии вывели Наполеона к Дорогомиловскому мосту, откуда штаб добрался до села Хорошево и до Петровского дворца. Наполеон писал в своих воспоминаниях, что сила московского пожара была такова, что со стороны Москвы стены дворца были раскалены.
«…Этот ужасный пожар все разорил, — заключил Бонапарт. — Я был готов ко всему, кроме этого. Кто бы мог подумать, что народ может сжечь свою столицу?»
Как и многое другое в Москве, Наполеон «сдал» дворец в нетронутом виде, а вот русские мародеры потом разграбили его до основания. Он был сожжен и на долгие годы погрузился в забвение.
Поскольку эти места были близки к Москве, среди рощ и полян высились дачи, небольшие кафе. И лишь спустя пятнадцать лет после войны с французами эти места было решено благоустроить и превратить в ландшафтный парк. Тогда-то и стали здесь строится новые аристократы. Строительство парка и планировку возглавил генерал и сенатор А. А. Башилов, в честь которого названы теперь улицы в этих местах.
Так, с 30-х годов XIX века Петровский парк стал популярен среди москвичей, которые любили выезжать сюда на прогулки, концерты и в летние театры. Здесь были построены ресторации, зверинец, деревянное здание с галереей для концертов, единственное в своем роде, так называемый воксал по образу воксалов Грога в Нескучном саду и Медокса в Таганской части. Здесь под раскаты полковой и цыганской музыки устраивались танцы, званые ужины, коммерческие игры. Рядом с воксалом разбили детскую площадку с аттракционами.
В этом месте дебютировал в десятилетнем возрасте на своем первом публичном концерте Антон Рубинштейн — виртуозный пианист, композитор с мировым именем, основатель Петербургской консерватории, ее первый директор. В парке были вырыты пруд и специальная канава для подачи воды из «бутырского болота», возведены две плотины, высажены первые деревья (дубы, лиственницы, клены, липы). У пруда сделали мостики, к которым подвели пешеходные дорожки. Для инвалидов Отечественной войны 1812 года построили специальные павильоны в готическом стиле. 
Стараниями Башилова была проложена дорога к Камер-Коллежскому валу, отремонтировано Петербургское шоссе. Здесь, во дворце, на квартире у своего приятеля Д. Розена останавливался Михаил Лермонтов. Вот как он писал в письме об этом пребывании в Путевом дворце: «Я здесь принят был обществом по обыкновению очень хорошо, — и мне довольно весело.… от здешнего воздуха потолстел в два дни…» 
В 1836 году земли вокруг дворца стали раздавать желающим построить здесь дачи, но с условием, что они будут достойной архитектуры и с фасадом в сторону шоссе. Разрешалось строить и двухэтажные особняки, но под контролем власти. 
На землях парка разрешалось открывать кофейные домики и овощные лавки; строительство трактиров и постоялых дворов запрещалось. Осип Бове — гениальный архитектор — избрал для своей дачи эти места. 
В Петровском парке в мае 1827 году московские друзья прощались с уезжавшим в Петербург Пушкиным. Здесь у В. П. Боткина в 1855 гостил Н. А. Некрасов. А в 1858 у своего парижского знакомого Д. П. Нарышкина жил приехавший в Россию А. Дюма-отец. 
В 1842 году построена и Благовещенская церковь в самом парке на Нарышкинской Аллее. Она была построена на средства Анны Дмитриевны Нарышкиной после смерти ее дочери и внучки. Мне подумалось, какая это замечательная традиция у русских состоятельных людей того времени — увековечить память о близких в зданиях и памятниках, которые служили бы всему обществу, тем самым делая смерть близкого человека ненапрасной. 
Разрешение на строительство церкви дали не сразу, поскольку тогда уменьшились бы доходы другого существовавшего неподалеку прихода. Но Анна Дмитриевна обратилась напрямую к царю.
Первый проект будущего строения принадлежал известному московскому архитектору Е. Д. Тюрину. Его вариант — храм с галереями, двумя колокольнями и великолепным куполом — представлял собой копию Петровского дворца и был отвергнут императором. Второй проект выполнил академик архитектуры, профессор Ф. Ф. Рихтер.
Анна Дмитриевна Нарышкина пожертвовала 200 000 рублей на строительство и 25 000 рублей на обеспечение церковного причта. В церкви есть приделы Симеона и Анны, Ксенофонта и Марии, освященные в память дочери Марии и внучки Анны. 
В советское время церковь закрыли и передали Военно-Воздушной Инженерной Академии им. Н. Е. Жуковского. Здание использовалось как склад. Сейчас Благовещенская церковь в Петровском парке отреставрирована и возвращена верующим.
Мемуаристка пишет: «Когда после первой холеры в 1832 и 1833 годах стали разводить парк в том виде, как он теперь, там были дачи Настасьи Николаевны Хитровой, княгини Натальи Сергеевны Трубецкой. Стали раздавать от казны земли, кто желал, и по 5 000 рублей на отстройку. 
Тогда сестра Анна Николаевна Неклюдова взяла себе участок на самом шоссе, Озеров Семен Николаевич, Иван Александрович Нарышкин и очень многие; и сделалось модным иметь дачу в Петровском». Тем не менее дачная застройка приобретала все более стихийный характер, количество ресторанов, цыганских деревянных дач разрасталось, и уже в 1900 году городские власти стали тревожиться о потере внешнего вида парка. Но началась Первая мировая война и дворец был передан под госпиталь. 
Для подвозки раненых сюда подвели трамвайные пути. При Временном правительстве он продолжал находиться в ведении Московского дворцового управления. 
В марте 1917 года в нем размещались лазарет, Петровский районный комитет, милиция, частные лица (графиня Келлер), служители (27 человек) во главе со смотрителем. Уже тогда интерьеры стали постепенно разрушаться. В июле 1917 году было решено передать дворец в ведение городских властей, но после принятия декрета Совнаркома «О конфискации имущества сверженного российского императора...» в июле 1918 года он стал государственной собственностью.
5 сентября 1918 года в рамках осуществления красного террора, то есть в качестве показательной акции, в Петровском парке московская ЧК провела публичный расстрел около 80-ти заложников из представителей высшего чиновничества Российской империи. 
С 1919 года дворец был под контролем и управлением отдела по делам музеев Наркомпроса. В июле 1920 года отдел передал дворцовое здание в пользование Главному управлению военно-воздушного флота. 
А сам дворец в 1923 году отошел Военно-воздушной Инженерной Академии имени Н. Е. Жуковского. Тогда же, в 1923 году, здание дворца было переименовано в «Дворец Красной авиации». В память об академии здесь установлены бюсты Жуковскому, основоположнику аэродинамики, и Циолковскому, основоположнику космонавтики. 
В 1941 году дворец использовался под штабы авиации дальнего действия и войск ПВО. В послевоенные годы в нем снова разместились учебные аудитории академии, выезжавшей в эвакуацию. 
После войны там учился, кстати, и мой дед. Это он обратил мое внимание на этот дворец, когда я маленькой девочкой проезжала с ним как-то мимо мрачноватого в те годы, но все-таки ажурного и необычного здания на Ленинградке. В свою очередь, большая территория парка была отведена под строительство стадиона «Динамо». Дачи были снесены, а пруды засыпаны.
Храм Благовещения был закрыт. В нем был устроен склад Военно-воздушной академии.  Вся обстановка, иконы и утварь бесследно исчезли. Почти полностью была утрачена роспись стен и сводов, по композиции «Благовещение» прошла электропроводка. Колокольню приспособили для устройства подвесного крана. Все деревянные церковные дома были уничтожены, в кирпичном доме причта разместилась ГАИ районного УВД. На стрелке улиц построили пивной бар.
25 сентября 1991 года после долгих переговоров Военно-воздушная академия освободила здание храма и передала его РПЦ. Церковь была отреставрирована. В 1997 году Петровский дворец перешел в ведение московской власти, началась реставрация. 
В 2009 году Петровский Дворец был открыт вновь. В главном корпусе заработал музей, в котором разместились залы геральдики, императоров, а также зал истории Петровского Путевого Дворца.
Сейчас во Дворце, как мы говорили в начале, расположены гостиницы и дом приемов Мэрии. Но экскурсии все-таки проводятся, а в парке можно посмотреть, как отдыхала здесь аристократия, как «ходило по всем церквам» московское купечество, Благовещенскую церковь, здания ресторанов «Эльдорадо» и «Аполло», виллу Николая Рябушинского «Черный лебедь».

Все Статьи